?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(via danwebs at schizophrenia.com news forum )

  • Using Imaging to Look at Changes in the Brain - New York Times, September 15, 2008

    (Нэнси Андреасен - нейробиолог и психиатр из Университета Айовы.)

    Внимание доктора Нэнси Андреасен сфокусировано на больших вопросах. Нейробиолог и психиатр из Университета Айовы, с помощью МРТ она спрашивает у природы: "что отличает нервную систему плодовитых творцов от остальных людей? Каковы физиологические отличия мозга душевнобольных?" Почти два десятилетия продолжается её исследование, в ходе которого отслеживаются долговременные изменения, происходящие в мозге. Во время её летнего визита в Нью-Йорк у нас состоялся трехчасовой разговор, отредактированная версия которого предложена читателю.

    Вопрос: Как вы стали психиатром?

    Ответ: Я была профессором английского языка в начале 1960-х. Опубликовала книгу о Джоне Донне. Потом, в 1964, я родила своего первого ребёнка и едва не скончалась от послеродовой инфекции - той самой, что за долгие века до открытия антибиотиков успела унести жизни миллионов женщин. Выздоровев, я поняла, что мне заново дарована жизнь, и сознание этого заставило меня всё в этой жизни переосмыслить. Я решила оставить исследования литературы и снова сесть за парту, чтобы стать доктором.
    С самого начала я знала, что желаю быть исследователем и работать с больными. Я обожаю сложные проблемы, и поэтому выбрала психиатрию - в ней путаницы побольше, чем в неврологии. А исследования мозга я выбрала потому, что мозг - самый сложный орган нашего тела. Я хотела совершить что-нибудь сравнимое по важности с открытием пенициллина, лекарства, спасшего меня.

    В.: Вы стали пионером в применении визуализационных методов изучения физиологии мозга. Как к вам пришла идея использовать КТ и МРТ в качестве исследовательского инструмента?
    О.: Мой первый пациент болел шизофренией. После работы с ним я захотела понять, как развивается это ужасное заболевание, как его остановить, как разработать более эффективные методы терапии. Я сразу же занялась поисками новых тестов, позволяющих оценить различные аспекты активности мозга. С помощью технологий того времени нелегко было разглядеть разницу в строении мозга. Вскрытия пациентов давали увесистую долю доступной нам информации, но мы были ограничены в её использовании, ведь её не с чем было сравнить.
    Затем, в начале 1970х, появилась компьютерная томография. Сканеры позволили делать снимки мозга живых пациентов. Я немедленно оценила их потенциал. Проблемой было убедить в этом моих коллег. Компьютерная томография подразумевала радиационное облучение пациентов. Когда я обратилась в комитет по экспериментам на человеке при моей медицинской школе, то услышала: "Мы не хотим, чтобы вы подвергали пациентов воздействию радиации. Кроме того, с помощью этого метода вы всё равно ничего не узнаете". Потребовалось много времени, чтобы их убедить.


    В.:
    Сегодня визуальные исследования являются одним из основных методов нейробиологии. Когда изменилось отношение к ним?
    О.: В начале 1980х, когда на сцену вышла магнитно-резонансная томография. При прохождении МРТ пациенты не подвергались воздействию радиации, и можно было в мельчайших деталях разглядеть структуры мозга. Я решила приступить к долговременному исследованию изменений мозга с помощью этой технологии. Мы хотели узнать: является ли шизофрения нейродегенеративным заболеванием, подобно болезни Альцгеймера?

    В 1989 я начала подбор испытуемых - у некоторых была шизофрения, у некоторых нет - и стала делать снимки их мозга. Что до больных шизофренией, то они попадали к нам при первом проявлении болезни, обычно в возрасте около 24 лет. В свою программу мы записали 538 человек с шизофренией. Восемнадцать лет спустя, мы всё еще ведем 305 из них.

    В.: И что же вы обнаружили?
    О.: Я еще не опубликовала эти данные. Но в публичных лекциях уже рассказывала о них. Важная находка заключается в том, что у больных шизофренией мозговое вещество сокращается быстрее, чем у здоровых людей из той же возрастной группы. У некоторых потеря достигает одного процента в год. Это очень много для 18-летнего периода сбора данных. И вот мы пытаемся выяснить причину. Другая наша находка - чем больше человек получал медикаментов, тем больше он потерял в объеме мозга.

    В.: Как вы думаете, отчего это происходит?
    О.: Ну, а как именно действуют эти лекарства? Они блокируют активность базальных ганглий. Префронтальный кортекс недополучает необходимые сигналы, отключаясь под влиянием лекарств. Это снижает психотическую симптоматику. Это также приводит к постепенной атрофии префронтальной коры.
    Если бы я разрабатывала новые лекарства, я бы сменила цель. Пока что они направлены на вмешательство в химический процесс. По-моему, мы должны думать больше об анатомии и задаваться вопросом: "Какие области мозга работают ненормально у больных шизофренией?".

    В.: Беспокоит ли вас возможное злоупотребление полученными данными?
    О.: Поэтому я пару лет держала находку при себе - мне просто хотелось быть абсолютно уверенной. Более всего я боялась, что люди, нуждающиеся в лекарствах, перестанут их принимать.

    В.: Каково глобальное значение этой находки?
    О.: Вывод номер 1: следует подбирать минимально возможную дозировку лекарств, чего в настоящее время зачастую не происходит. Существует сильнейшее экономическое давление в пользу скорейшей медикализации пациента, чтобы как можно быстрее выписать его из госпиталя. Вывод 2: нам следует найти другие лекарства, действующие на иные системы и области мозга. Вывод 3: какие бы препараты не использовались, следует комбинировать их с менее медикаментозными подходами, такими как когнитивная и социальная терапия.

    В.: В своём лонгитюдном долговременном) исследовании, рассматриваете ли вы нормальный процесс старения мозга?
    О.: Да. Я задалась вопросом: "В какой момент завершается развитие мозга, и когда в нашем мозге начинается естественное угасание с потерей вещества?" Получен такой ответ: человеческий мозг продолжает развиваться примерно до 25 лет. Затем в течение около двух десятилетий идет стадия плато, а где-то в 45 мы начинаем терять мозговую ткань."

    Но что интересно: наш мозг сокращается, но это не обязательно ведет к потере когнитивных способностей. Многие люди и в 50, и в 60, и в 70, и в 80 лет демонстрируют довольно острый ум. Я в состоянии оценить объем их мозгового вещества и сказать, что они уже довольно много потеряли по сравнению со здоровым 45-летним человеком, но их когнитивные способности нисколько не нарушены.

    Comments

    ( 5 comments — Leave a comment )
    m_alexander
    Oct. 27th, 2008 05:38 am (UTC)
    Доброго времени суток!
    Интересно. Спасибо за информацию.
    copperkettle78
    Oct. 27th, 2008 03:25 pm (UTC)
    Re: Доброго времени суток!
    Пожалуйста!
    lykac
    Nov. 8th, 2008 03:58 pm (UTC)
    да, жутко страшно :-(
    lykac
    Nov. 8th, 2008 04:57 pm (UTC)
    Если интересно, в учебники психологии Дэвида Майерса написано, что с возрастом портится абстрактная память. Но память на жизненные события остаётся на прежнем уровне, вероятно благодаря тому, что мозг натренирован за годы жизни, запоминать жизненные события. Такие события ложатся на прежние воспоминания и запоминаются, как уже что-то знакомое. Как речь на родном языке и речь на незнакомом языке.

    Я нашёл картинку, чтоб привести ещё один пример кристаллической памяти. Посмотреть, а потом нарисовать по памяти обычный камертон довольно просто (и это пример кристаллической памяти). Но гораздо труднее посмотреть, а потом зарисовать чёртов камертон:


    Он не укладывается в наши предыдущие воспоминания. Может быть так, что остроту ума в 80 лет люди сохраняют только на сферы профессионального интереса или такие области, в которых они натренировали себя за прошедшие 65 лет. Во всяком случае, я не встречал, чтоб старый человек добился результатов в незнакомой для себя сфере.

    Так же если интересно, в книгах Айзенка приводятся графики IQ в зависимости от возраста. До 15 лет IQ растёт, потом плато, и в 21 год начинает падать. Чем более интеллектуален труд человека, тем дольше продолжается рост IQ и медленнее происходит падение. Интересно, что эти годы совсем не согласуются с потеряй объема мозга из вашего топика.
    copperkettle78
    Nov. 8th, 2008 07:28 pm (UTC)
    В последние годы есть данные, что для гибкости ума должен постоянно происходить нейрогенез, нейромиграция и встраивание новых нейронов в существующие сети:

    "Роль постоянного нейрогенеза в структурной и функциональной целостности передних долей мозга у взрослых (млекопитающих)"
    Roles of continuous neurogenesis in the structural and functional integrity of the adult forebrain-
    Itaru Imayoshi, Masayuki Sakamoto, Toshiyuki Ohtsuka, Keizo Takao, Tsuyoshi Miyakawa, Masahiro Yamaguchi, Kensaku Mori, Toshio Ikeda, Shigeyoshi Itohara & Ryoichiro Kageyama
    Nature Neuroscience 11, 1153 - 1161 (2008)
    doi:10.1038/nn.2185
    http://www.nature.com/neuro/journal/v11/n10/abs/nn.2185.html

    С возрастом, насколько я понимаю, нейрогенез замедляется.

    Цифры о потере вещества не согласуются возможно именно потому, что IQ зависит от работы и тренировки, от активности. Читал, что за последние полвека IQ в среднем заметно вырос, и пришлось отметку 100 баллов подвинуть выше, так что "нормальные" по IQ люди полувековой давности сейчас были бы немного ниже нормы.
    ( 5 comments — Leave a comment )

    Latest Month

    June 2011
    S M T W T F S
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930  

    Tags

    Козлёнок, который умел считать:



    А также искать:

    Powered by LiveJournal.com
    Designed by chasethestars